Никита Михалков: «Людей уже трудно обмануть...»

Никита Михалков: «Людей уже трудно обмануть...»

Никита Михалков: «Людей уже трудно обмануть...»

На недавнем Московском международном кинофестивале западных звезд не было.

По понятным причинам. Могло там не оказаться и бессменного президента фестиваля Никиты Михалкова. Почти три недели врачи боролись за жизнь знаменитого режиссера. Некоторые за это время успели списать его со счетов, рассуждая о том, а что же будет в российском кино после смерти мэтра. Но он поднялся всем врагам назло. И на фестивале снова показал, кто тут главный...

Никиту Михалкова в России особо представлять не надо. Все хорошо помнят фильмы, и в которых он снимался («Я шагаю по Москве», «Жестокий романс» и многие другие), и которые снимал (от «Свой среди чужих, чужой среди своих» и далее по списку, включая картину «Утомленные солнцем», которая принесла ему, да и России в целом престижную премию «Оскар»). А сейчас многие с интересом смотрят авторскую программу режиссера «Бесогон ТВ», где Никита Сергеевич поднимает актуальные вопросы нашей культурной и политической повестки. С ним в чем-то можно соглашаться, о чем-то - горячо спорить. Но надо признать, что мысли свои режиссер формулирует всегда четко и ясно и позиция его вполне определенная. Это подтвердилось и в нашем интервью с Никитой Михалковым...

«ОСКАР» НЕ НУЖЕН!

— Никита Сергеевич, вы следите за тем, что происходит сейчас на других кинофестивалях?

— Я вам должен сказать совершенно искренне: то, что в последние годы в тренде даже на больших и серьезных фестивалях, не очень соответствует тому, что бы хотел видеть в кино лично я. Потому что мы видим — и по «Оскару», и по фестивалям, — что кино должно выполнять определенные требования. Диктуют условия: это, это и это обязательно должно быть в любом фильме, а вот этого и этого не надо. И поэтому во многом амплитуда и масштабы конкурсных программ мировых фестивалей, на мой взгляд, стали ограниченными. Но, повторюсь, что это — на мой взгляд.

— И на ваш взгляд, нам действительно нет смысла выдвигать наши картины на «Оскар»?

— Я считаю, что посылать нашу картину на «Оскар» для того, чтобы надеяться получить там какой-то приз, нет смысла. Вы знаете, мы предложили создать Евразийскую академию в определенном смысле в противовес «Оскару». Это очень дорогая премия, которая каждый год должна вручаться в разных странах. Туда должны войти Китай, Индия, Иран, Корея и другие страны. «Оскар» денег не дает, но он повышает твою ставку в принципе. У нас должна быть серьезная премия, за которую хочется биться, должна быть большая денежная награда. Но рассматриваться будут только те картины, в которых есть отстаивание человеческих ценностей — самых простых. Это не идеологическая премия, но мы хотим все-таки развивать понятия отца и матери, естественность рождения, религиозную независимость... Мне кажется, что это может быть серьезная и правильная альтернатива. Надо свое развивать, а не пытаться догнать, попасть в тренд...

Никита Михалков: «Людей уже трудно обмануть...»

С женой Татьяной

 

КТО ЕСТЬ КТО

— С введением санкций российский кинематограф что-то приобрел или потерял?

— Это как считать. Вы понимаете, как это ни странно... Хотя что тут странного, не я это придумал... Любые кризисы в том числе открывают новые возможности. То есть это не только потери, но это и приобретения. Да, конечно, с точки зрения идеологии по отношению к нам, с точки зрения того, что про нас рассказывают, какими нас представляют, и какое количество людей, которые абсолютно не понимают того, что происходит, высказывает свою точку зрения, осуждая, угрожает — ничего хорошего в этом нет. В принципе, это все идет от незнания и непонимания ситуации... Ушел голливудский кинематограф. Жалко? Да, жалко. А с другой стороны... Вот вы знаете, я слушаю западную музыку: Фрэнка Синатру, «Битлз», «Роллинг Стоунз»... Но нет уже такой новой музыки, такого кино, которое нас восхищало. Мы смотрим европейское кино — и я вспоминаю хороших режиссеров прошлого... Сейчас не к тому говорю, что-то было хорошее, а что сегодня — плохое. А то, что произошла потеря поиска смысла. Именно поиска смысла: что я нахожу для себя, что я выношу после просмотра фильма... Конечно, есть и исключения. Недавно я смотрел фильм «Треугольник печали» шведского режиссера Рубена Эстлунда. И я вдруг увидел картину, которая произвела на меня такое впечатление. Как и его же кинолента «Квадрат»: я вижу трезвый взгляд на то, что с нами происходит. И это вдохновляет и рождает надежду, что еще не все потеряно. А когда ты смотришь картину про любовные отношения женщины и машины... то я все могу понять, но меня это меньше волнует, чем-то кино, где есть поиск смысла...

— Ну а что насчет нашего кино?

— Могу сказать, что мы не остановились. Можно по-разному относиться к картине «Чебурашка», но это кино, которое люди хотят смотреть. Вообще успешная картина — та, на которую люди ходят в кинотеатр по нескольку раз. Она собирает кассу. Вот сейчас вышла картина «Вызов». Я ее пока не посмотрел, но много знаю про нее. То есть создан абсолютно уникальный опыт, единственный в своем роде, когда картина снимается в реальном космосе! И если это происходит — значит, существует поиск нового, которое, собственно, и держит кинематограф. И это у нас в стране, которая находится под санкциями! Поэтому я очень благодарен санкциям. Потому что санкции и сегодняшний мир, в котором мы живем, и обстоятельства, в которых мы живем, нам очень четко показывают, кто есть кто и что есть что...

Никита Михалков: «Людей уже трудно обмануть...»

Дочки пошли по стопам отца

 

СОСТРАДАНИЕ И СПРАВЕДЛИВОСТЬ

— Как вы относитесь к уехавшим из России актерам? Считаете, их надо как-то наказать?

— Это не особо ко мне вопрос. Может быть, уже многие, а может быть, еще нет, понимают трагичность своего положения. Это же трагедия! Это кажется, что тебя везде все ждут. Я тоже когда-то жил в таких иллюзиях. Мы же все знаем, чем отличается туризм от эмиграции. Понимаете, не тот русский, который со страной, когда в ней все прекрасно, а тот, который в несчастье, в беде остается рядом с ней. Это и отличает тех, кто наблюдает со стороны, от тех, кто переживает по-настоящему. Я не за то, чтобы кого-то наказывать. Но понимание и раскаяние, связанное с тем, что надо выступать на корпоративах и зарабатывать деньги, не прокатит. Уже людей трудно обмануть — это так обнажилось, так стало ясно...

— А каким должно быть российское кино — кроме тех качеств, которые вы уже назвали?

— Например, «Холоп» — массовое кино. Почему? Потому что простому человеку нравится, когда порют мажора, хама, сынка. Хорошо это или плохо — другой разговор. Но здесь существует сатисфакция, если хотите, справедливость. Для человека, живущего в нашей стране и воспитанного нашей культурой, сострадание и справедливость — это самое главное! Важно, когда есть сострадание и когда торжествует справедливость.

— Никита Сергеевич, сами вы сейчас работаете над каким-нибудь фильмом? Будете что-то снимать?

— Я уже рассказывал, что собирался снимать новый фильм, который назывался «Шоколадный револьвер», там был замечательный сценарий. Но... Знаете, как говорится, Господь управил так, что я его даже не начал снимать, потому что очень большая часть картины происходила в Америке. А самое главное, что герою картины для того, чтобы достичь определенного результата, который нужен ему по жизни, поставлено условие, что если он получит «Оскара», то он этого достигнет... Я не буду сейчас вдаваться в подробности сюжета. Но я с ужасом подумал: что если бы эта картина вышла сейчас? Человек, который бьется за «Оскара», в сегодняшних реалиях — это довольно странное ощущение... Буду ли я снимать новый фильм? Знаете, когда смотришь плохое кино, хочется снимать кино свое. А когда видишь хорошее, то снимать свое кино хочется еще больше. Поэтому — надеюсь...

Яна Невская.

Фото В. Тараканова

Источник: mirnov.ru